31/05/2017 13:11:00

Даниэль Башмаков: Малый бизнес просто должен зарабатывать деньги и платить налоги

Председатель краснодарской региональной организации "ОПОРА России" Даниэль Башмаков рассказал ДГ о том, какой бизнес можно развивать в кризис, как предпринимателям бороться с должниками по госзаказам и почему в России нужен общественный контроль.

Даниэль Маратович, уже много лет у нас говорят о том, что малый бизнес должен быть локомотивом экономики страны, чего, однако, не происходит. Наряду с вечными проблемами — дорогими кредитами, административными барьерами — все чаще обсуждают неготовность россиян к самостоятельной работе. Отмечают низкий уровень финансовой грамотности, ориентированность на работу в госкомпаниях. Как переломить ситуацию? Что, по-вашему, может стимулировать "гражданскую инициативу" в части предпринимательства?

Сколько себя помню, у нас говорят про малый бизнес как локомотив. Вспоминают страны, где более 50-60% ВВП дают малые предприниматели. Но парадокс: как только кризис в России — вводятся списки стратегически важных предприятий, крупных, разумеется. И им помогают. А про малый бизнес говорят: они гибкие, таким кризис нипочем. К сожалению, в России количество субъектов МСП постоянно снижается. Краснодарский край — исключение, мы фиксируем ежегодный прирост. В 2016 г. — в пределах 6%. Власти говорят как все замечательно. Но такой рост для субъекта федерации слишком мал.

К сожалению, от слов к делу не переходим. Причин тому несколько. Во-первых, всевозможные меры поддержки, какие-то пути развития МСБ зачастую придумывают чиновники, сидящие в кабинетах: они никогда не занимались бизнесом и не понимают, что делать. Во-вторых, мой предпринимательский опыт говорит о том, что, как только начинается кризис, законодатели и чиновники всех уровней сразу думают, как пополнить бюджет. Начинают с малого бизнеса: увеличивают социальные взносы, арендные ставки и т. д. Налоги, к счастью, растут не сильно, но регулярно вводится неналоговая нагрузка: вспомним системы "Платон", ЕГАИС, онлайн-кассы и так далее.

Это и "правовой" довесок. На микропредприятиях надо вести бухучет, знать все про пожарную безопасность, экологию… По-хорошему, нужен штат из 10 человек, чтобы все это потянуть. Предприниматель иной раз делает нарушение, просто не зная о нем. Я же считаю, что малый бизнес просто должен зарабатывать деньги и платить налоги. А главная его функция — социальная. Работают у тебя три, пять человек, ты обеспечиваешь их. Создаешь покупательскую способность. Уже молодец! Надо таким давать льготные кредиты и налоговые послабления — лишь бы работали, лишь бы люди не стояли в очередях в центре занятости, чтоб их в итоге обеспечивало государство. А у нас было 2,5 млн ИП-шников — ну давайте им взносы поднимем. В итоге полмиллиона закрылось. Еще миллион не смогли заплатить эти взносы. Опять выкосили микробизнес. (речь о повышении страховых взносов до 35 665 рублей для ИП в 2013 г. — прим. редакции).
Кроме того, само понятие предпринимательства у нас совмещено с неприятными ассоциациями.

Такое впечатление, что все и везде плохо. В последние годы произошло что-то позитивное для МСП? Или Россия остается крайне негостеприимной для малого предпринимательства?

Есть позитивные инициативы. Одна из таких — региональные фонды микрофинансирования — это хорошая штука, они финансируют мелких предпринимателей под 8-10% годовых. На Кубани уже есть те, кто воспользовался такими займами и расширил свой бизнес. Фонд получает все больше средств из госказны (согласно открытой отчетности, в 2016 г. Фонд микрофинансирования Краснодарского края получил более 500 млн рублей из бюджета. — Ред.).

Второй положительный момент — субсидии. Раньше их раздавали по принципу "кто первый правильно подал документы", об эффективности речи не было. Сейчас принято решение, что часть субсидий будет переведена в Фонд микрофинансирования, чтобы использовать их более эффективно — для экономики края в том числе.
Еще плюс: на данный момент уже не менее 17% госзакупок должны обеспечивать как раз представители МСП. Это очень важно, поскольку одна из главных проблем — собственно, сбыт. Госзаказы также позволяют бизнесу развиваться.

Насколько мне известно, сейчас на Кубани долг бюджетных и государственных учреждений по государственным контрактам уже превышает 3 млрд рублей. Почему так происходит и что с этим делать?
Да, это огромная проблема для малого бизнеса. Предприниматели выполнили обязательства, но не могут получить деньги. Мы активно боремся с этим явлением. Мы ("ОПОРА России") договорились с краевой прокуратурой, чтобы в рамках рабочей группы ситуация регулярно обсуждалась, чтобы ее постоянно держали на контроле. Еще в конце прошлого года сумма задолженности превышала 5 млрд рублей.

Что краевое отделение "ОПОРЫ России" делает, чтобы помочь предпринимательскому сообществу Кубани? Какие ваши проекты в Краснодарском крае вы можете обозначить как ключевые?

Есть несколько главных направлений. Во-первых, это законодательные инициативы и оценка регулирующего воздействия. К нам поступают проекты законодательных актов Краснодарского края, и если мы находим там положения, которые ведут к ухудшению позиций малого бизнеса, мы отстаиваем точку зрения предпринимателей. В 50% случаев вносятся необходимые нам поправки. Кроме того, если мы видим, что нужно внести изменения в действующие законы, мы также предлагаем решения краевым и федеральным властям. Только в прошлом году 5–7 таких инициатив были приняты в работу.

Еще у нас есть Бюро по защите прав предпринимателей, куда обращаются около 20-30 человек в месяц. Мы защищаем бизнесменов, на которых неправомерно воздействуют правоохранители, контролирующие органы, чиновники. Тесно сотрудничаем с прокуратурой края. Например, был случай, когда предпринимателю "вешали" уголовное дело со сроком 10 лет, а в итоге все закончилось условным сроком и небольшим штрафом — хотя, мы считаем, он вообще был не виноват. Случалось, в компанию приходили с незаконными обысками и изымали оборудование — мы доказывали неправомочность действий, возвращали оборудование. То же самое со штрафами. Мы стараемся защищать предпринимателей.

У компаний, которые вызывают повышенный интерес у разных ведомственных структур, есть что-то общее? Или "попасть" может каждый?

"Попасть" может каждый. Но сейчас такие явления становятся все более редкими. Так, принятый четыре года назад новый 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" помог, число проверок снизилось в два раза. И сейчас многое зависит от конкретных представителей органов. Еще бывает, что с помощью проверок предприниматели иногда пытаются потопить конкурентов. Такова реальность. Но если раньше мы знали, что к новогодним праздникам к нам придет контролирующий орган, сейчас этого уже давно нет. И мы в связке с прокуратурой стараемся не допускать произвола, давление на бизнес снижается.

Какие еще направления деятельности "Опоры России" положительно влияют на кубанский сектор МСП?

Важная инициатива — программа Акселерации Scale Up. На базе "Опоры" молодые предприниматели, у которых бизнес развивается в течение 2-5 лет, взаимодействуют с крупными бизнесменами ("наставниками"), плюс мы проводим обучение. Проект существует второй год. В первый год у нас было 12 пар "наставник-ученик", в этом году — уже 15. И в рамках проекта компании растут на 20, 30, 40% в год. При этом развиваются на внебюджетной основе.

Еще у нас проводятся семинары, чтобы информировать людей о новшествах сектора, нюансах предпринимательской деятельности. Регулярно действуют целевые комитеты. Загрузка у них равномерная, но зависит от сезона или ситуации. Есть комитеты по женскому, социальному предпринимательству и другие — все работают планово.

В части бизнес-активности на Кубани все заметнее перекос в сторону туризма и АПК (некоторые говорят о "санкционной экономике"). Какие еще отрасли, по-вашему, сейчас перспективны в регионе и почему?

Туризм — наша тема, АПК — тоже, нам это дала природа. Но еще очень активная тема — IT-проекты. Статистики по приросту пока нет, но мы очень много общаемся с предпринимателями об этом. Например, в Сочи сейчас развивают стартап–движение в рамках проекта "Море идей", создание компаний сферы информационных технологии становятся все интереснее в части инвестиций. Это если говорить о сегментах рынка.

Но вообще я бы сказал, что хорошо развиваться сейчас могут фирмы, не требующие крупных капитальных вложений, но предоставляющие очень качественные сервисы. В рамках микробизнеса мы можем говорит об эпохе профессионалов: выигрывают специалисты, которые оказывают услуги на высоком уровне, любят свое дело.

Сами предприниматели, говоря о главных проблемах создания и развития собственного дела, чаще всего упоминают слишком дорогие кредиты. Но вот они подешевели — стоит ли ждать позитивных перемен в сфере МСП в краткосрочной перспективе?

Кредиты подешевели, портфель займов вырос, да. Только банки рост в 2016 г. дают относительно 2015 г., а мы знаем, что 2014-2015 гг. были провальными. Давайте сравнивать с 2012 годом, тогда будет реальная картина. А так, банки рапортуют: "Все хорошо". Я бы сказал, что расслабляться не стоит. Бизнес в любом случае будет работать. Но ждать быстрых позитивных перемен пока не стоит. Надо работать все больше и больше, минимизировать затраты, повышать качество услуг и обязательно сохранять квалифицированные кадры. Это задача на ближайшие два года.

Будучи главой краевого отделения "ОПОРы России" вы еще недавно вы стали сопредседателем Общероссийского Народного Фронта на Кубани — к чему вы стремитесь, какие задачи хотите решить на новом посту?

У нас часто бывает, что предприниматели заняты своим бизнесом, просто работают, не взаимодействуя с "внешней средой". Но если говорить о нарушениях, коррупции, проверках, мы понимаем, что должен быть общественный контроль. Без него власть и правоохранительные органы очень медленно меняются в лучшую сторону. Нужно прилагать усилия для того, чтобы перемены произошли. Добиваться законности на всех уровнях, улучшения экономического и социального климата в стране — я считаю, это важнейшая задача. Надеюсь, у нас все получится.

Беседовала Анна Филатова

Источник: Деловая газета. Юг